Минэкономики предложило правительству не требовать использования для программы модернизации ТЭС полностью российского оборудования

По данным «Ъ», Минэкономики предложило правительству не требовать использования для программы модернизации ТЭС полностью российского оборудования. Эти послабления, которые могут дать прямой доступ в программу иностранным поставщикам турбин, коснутся только 15% проектов, их будет отбирать правкомиссия по электроэнергетике.

Но тогда, считает Минэкономики, такие проекты должны иметь меньшую доходность. Крупные потребители считают, что такие критерии сделают отбор более прозрачным.

Минэкономики предлагает утвердить критерии отбора проектов модернизации старых ТЭС, которые будут выноситься на правкомиссию по электроэнергетике. Как следует из письма заместителя министра экономики Михаила Расстригина вице-премьеру Дмитрию Козаку от 20 марта (есть у «Ъ»), ведомство считает, что можно снизить требования к локализации оборудования при условии, что инвесторы согласятся на снижение доходности.

На отборах проектов модернизации старых ТЭС проекты будут конкурировать по минимальной одноставочной цене (включает CAPEX, OPEX и доходность 14%). По этой схеме будет отбираться до 85% от ежегодной квоты. Не прошедшие в нее проекты — не более 15% — вынесут на правкомиссию, где те будут отбираться в «ручном» режиме.

Всего на оптовом энергорынке предполагается модернизировать до 39 ГВт мощности за 1,9 трлн руб., в первом «залповом» отборе на 2022−2024 годы квота составляет 11 ГВт — то есть 9,35 ГВт уйдут на конкурс, а 1,65 ГВт на правкомиссию.

Но Минэкономики считает, что на правкомиссии инвесторы должны конкурировать, снижая норму доходности: чем она меньше, тем больше шансов получить поддержку энергорынка.

«Предлагаем повторить те же принципы — минимальные одноставочные цены, по которым и сегодня проходит отбор. Но дополнительно можно „отвязать“ доходность проектов, дать возможность компаниям самим заявлять этот параметр в рамках какого-то диапазона», — пояснил во вторник на конференции «Ведомостей» Михаил Расстригин.

Кроме того, в письме в правительство он предлагает «дополнительно снизить требования к локализации оборудования». Как пояснил источник «Ъ», знакомый с предложением, речь идет обо всем оборудовании, включая газовые турбины большой мощности, для которых Минпромторг предлагает установить жесткие требования по 100% локализации. По сути, это может дать доступ к программе модернизации и иностранным производителям — Siemens и GE, которые сейчас могут участвовать только при полной локализации своих машин.

В Минэкономики подтвердили отправку письма, там ожидают, что предложения позволят «минимизировать стоимость отбираемой правкомиссией мощности за счет привлечения наиболее эффективных проектов». В аппарате Дмитрия Козака сообщили, что пока не получили письмо, в Минэнерго и Минпроме «Ъ» не ответили.

Замглавы «Сообщества потребителей энергии» Валерий Дзюбенко полагает, что предложенные критерии могут сделать выбор правкомиссии «более прозрачным и понятным», но квота от этого не перестанет быть искусственной, а платежи потребителей — нерыночными. В «Совете производителей энергии» считают, что генкомпании «в любом случае будут стремиться снизить цену проектов», а снижение требований к локализации «нарушит всю логику модернизации», «поставив крест на использовании отечественного оборудования в пользу зарубежного».

Владимир Скляр из «ВТБ Капитала» отмечает, что в госквоте предусмотрена не только модернизация оборудования, но и стройка новых мощностей — как в случае с проектами «РусГидро» на Дальнем Востоке или на Заинской ГРЭС «Татэнерго». «В этом случае ограничить предложение локализованным оборудованием в условиях отсутствия русской парогазовой установки — значит строить новые станции по технологии прошлого века», — говорит аналитик. При этом конкуренция по уровню доходности станет «лакмусовой бумажкой для инвестиционной привлекательности всей „РусГидро“»: при стоимости капитала на уровне 14%, заявки по более низкой ставке «закрепят за компанией статус социальной, мало отвечающей требованиям миноритарных акционеров».

Татьяна Дятел