Создание прецедента расторжения ДПМ – системный риск для всей правовой конструкции ОРЭМ и инвестиционного климата в электроэнергетике

Сегодня Арбитражный суд города Москвы вынес решение по иску АО «РУСАЛ НОВОКУЗНЕЦКИЙ АЛЮМИНИЕВЫЙ ЗАВОД» к ПАО «Юнипро», АО «Системный оператор», Ассоциации «Совет рынка», АО «Администратор торговой системы». В качестве третьих лиц к спору были привлечены Министерство энергетики Российской Федерации, Ростехнадзор.

Ранее о привлечении к спору в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, ходатайствовала Ассоциация «Совет производителей электроэнергии и стратегических инвесторов электроэнергетики», ходатайство Ассоциации было удовлетворено.

В своем исковом заявлении АО «РУСАЛ НОВОКУЗНЕЦКИЙ АЛЮМИНИЕВЫЙ ЗАВОД» требовало расторжения договора предоставления мощности (ДПМ) и взыскания с ПАО «Юнипро» неосновательного, по мнению истца, обогащения в размере 24 млн рублей.

Арбитражный суд г. Москвы постановил исковые требования АО «РУСАЛ НОВОКУЗНЕЦКИЙ АЛЮМИНИЕВЫЙ ЗАВОД» удовлетворить. ПАО «Юнипро» с постановлением суда не согласно и будет обжаловать его в арбитражном суде апелляционной инстанции.

По мнению ПАО «Юнипро», опасность расторжения ДПМ, созданного Правительством РФ как механизм гарантированного возврата инвестиций в строительство новых объектов электрогенерации, является прецедентом ретроспективного пересмотра правил игры, на основе которых принимались решения о многомиллиардных вложениях в отрасль. За последние 10 лет по ДПМ в России было построено 30 ГВт новых мощностей и до 2031 года планируется модернизировать еще 41 ГВт мощностей с использованием аналогичного механизма. Принимая инвестиционные решения, производители электроэнергии и мощности исходили из того, что ДПМ, согласно отраслевым нормам, не может быть расторгнут в одностороннем порядке. Создаваемый прецедент может привести к значительному ухудшению инвестиционного климата в российской электроэнергетике.

«Мы не согласны с решением суда и считаем его необоснованным, удовлетворение претензий РУСАЛа полностью противоречит основам правового регулирования отрасли и не учитывает специфику мощности как товара и ДПМ как договора. Мы намерены обжаловать сегодняшнее судебное решение в суде апелляционной инстанции после ознакомления с ним в полном объеме», — отметил Григорий Чернышов, управляющий партнер адвокатского бюро «Чернышов, Лукоянов и Партнеры», представляющий интересы ПАО «Юнипро» в суде.

23 января 2019 года АО «РУСАЛ НОВОКУЗНЕЦКИЙ АЛЮМИНИЕВЫЙ ЗАВОД» подало к ПАО «Юнипро» и другим ответчикам иск, связанный с вынужденной приостановкой поставки мощности в результате аварии на энергоблоке № 3 Березовской ГРЭС (входит в ПАО «Юнипро»). В своем исковом заявлении истец требовал расторжения договора предоставления мощности и взыскания с ПАО «Юнипро» неосновательного, по мнению истца, обогащения в размере 24 млн рублей.

ПАО «Юнипро» считает предъявленные к нему исковые требования безосновательными, поскольку нарушений ДПМ допущено не было. Согласно ДПМ, производитель обязан обеспечить готовность генерирующего оборудования к выработке электрической энергии, в том числе, посредством ремонта. После аварии ПАО «Юнипро» незамедлительно приступило к ремонту. Таким образом, компания предприняла все действия, чтобы обеспечить готовность генерирующего оборудования к выработке электрической энергии. Заявленные же исковые требования АО «РУСАЛ НОВОКУЗНЕЦКИЙ АЛЮМИНИЕВЫЙ ЗАВОД» не учитывают особенности ДПМ как договора и мощности как товара. Истинная цель ДПМ, как она определяется российскими регуляторами (Правительством РФ, Министерством энергетики РФ), заключается в строительстве новых электростанций. Эта цель в отношении Березовской ГРЭС была полностью достигнута — энергосистема получила новый энергоблок мощностью 800 МВт. После завершения восстановительных работ до конца этого года он будет снова запущен в работу.

Свои требования о взыскании неосновательного обогащения АО «РУСАЛ НОВОКУЗНЕЦКИЙ АЛЮМИНИЕВЫЙ ЗАВОД» основывает на ошибочном утверждении о том, что в результате аварии на энергоблоке № 3 Березовской ГРЭС его основное энергетическое оборудование стало «фактически отсутствовать». Это утверждение не соответствует действительности: в соответствии с актом расследования только один элемент основного энергетического оборудования — котел — пострадал в результате аварии, но поддается восстановлению. Кроме того, платежи, которые получало ПАО «Юнипро» в течение девяти месяцев после аварии в соответствии с Правилами ОРЭМ были существенно снижены (до 7% от суммы, которую компания бы получала, если бы энергоблок работал), а затем обнулены. При этом благодаря сформированной конструкции ОРЭМ все потребители бесперебойно получали электроэнергию из единой энергосистемы.

Таким образом, ПАО «Юнипро» действовало строго в соответствии с законодательством, и оснований для расторжения ДПМ и взыскания неосновательного обогащения нет.