Участие 3-го лица - основание отменить решение суда по "Газпрому" и "Нафтогазу"

Нефть и Газ Статья
выбрано
energybase

Возможное вмешательство третьего лица во вынесение решения арбитражным судом Стокгольма по спору «Газпрома» и «Нафтогаза» является реальным поводом для его отмены, считают эксперты, опрошенные ТАСС.

Накануне «Газпром» направил в апелляционный суд округа Свеа заявление о полной отмене решения Стокгольмского арбитража по спору между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины» по контракту на транзит газа через Украину. Согласно данным «Газпрома», дополнительное изучение текста решения с привлечением всемирно признанного эксперта — лингвиста показало, что значительная часть арбитражного решения написана не арбитрами, а иным лицом. «Газпром» отмечает, что заключение эксперта — лингвиста об авторстве арбитражного решения по транзиту является новым доказательством серьезных нарушений шведского права и арбитражного регламента Торговой палаты г. Стокгольма при рассмотрении данного дела, что дает основания для его полной отмены.

Грубое процессуальное нарушение

Как считает доктор юридических наук, заведующий кафедрой гражданского права и процесса, профессор НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Александр Сергеев, если исходить из презумпции, что часть решения или все решение было написано с участием иного лица, это является серьезным процессуальным нарушением.

«Это бывает, когда в подготовке принимают участие секретари или административные секретари. Во всех постоянных арбитражных центрах, которым является суд Стокгольма, рассматривается много споров, подготовку к слушанию поручают секретарям или административным секретарям. Условия участия таких секретарей оговариваются в регламенте суда или согласуются сторонами. Административный секретарь не должен подменять собой судей», — отметил он.

Сергеев подчеркнул, что функции секретаря носят технический характер, ему может быть поручена подготовка описательной части спора.

«Ни в коем случае секретарь не должен принимать участие в обсуждении самого решения и его подготовке, это прерогатива самих судей, и если будет установлено, что административный секретарь превысил свои полномочия, а это нередко делается с согласия самих судей, то это, на мой взгляд, является грубым процессуальным нарушением. Это нарушает сам принцип третейского разбирательства, принцип беспристрастности и независимости судей. Данный вывод особенно очевиден, если сторонами заключено соглашение об участии технических специалистов. Ни в коем случае административный секретарь не должен вторгаться в исключительную компетенцию самих судей», — полагает он.

Сергеев напомнил, что решения третейских судей носят окончательный характер, но если есть процессуальные нарушения — это серьезный повод для отмены решения.

Шансы реальны

Адвокат, старший партнер коллегии «Кузнецов, Марисин и партнеры» Иван Марисин согласен с этим.

«Вмешательство третьего лица создает серьезную проблему, имеет решающее значение доказательства и договоренности сторон дополнительно к арбитражной оговорке, но если доказывается вмешательство, тогда создается ситуация, когда у суда может появиться очень серьезное основание для отмены такого решения», — сказал он.

По его словам, согласно опубликованной информации, есть серьезное экспертное заключение о том, что текстуально в значительной части решение написано кем-то иным, а не арбитрами.

«В том числе в материальной части, где делаются выводы, и так далее, здесь возникает проблема — откуда у этого третьего лица появилось право составлять, выносить по существу решение, ведь мандат только у арбитров? Если это так, то нарушен основополагающий принцип международного арбитража. Если эксперты доказывают, что решение составлено не арбитрами, то возникает очень сложная ситуация, с которой должен разобраться шведский суд. Доказательства здесь будут играть решающую роль, но проблема для арбитров очень серьезная», — считает Марисин.

Он полагает, что шансы «Газпрома» на отмену решения суда реальны.

«Если доказано, что не арбитр, а третье лицо, тогда нужно разобраться в деталях арбитражной оговорки, договоренностях сторон. Ведь в арбитражной оговорке стороны договариваются, что спор будет рассмотрен в Арбитражным институтом Стокгольма по таким то правилам, могут быть прописаны дополнительные условия, например, о том, что трибунал может привлекать секретаря или помощника, но у них чисто технический функционал, никаких прав на вынесение решения нет. Если доказано, что кто-то другой составил решение, то отсюда вырастает реальный шанс его оспорить», — добавил он.

Управляющий партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» Дмитрий Черняков отметил, что показания лингвиста являются весомым аргументом.

«Описательная часть может быть подготовлена третьими лицами, но арбитры должны выносить решение самостоятельно. Хороший качественный специалист-лингвист может установить, что текст написан другим лицом. Ведь речь идет об индивидуальных особенностях каждого конкретного специалиста. Если это будет доказано, то решение может быть отменено», — заключил он,

Арбитражный иск и транзит

22 декабря 2017 года Стокгольмский арбитраж принял окончательное решение по спору между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины» по контракту на поставку газа, а 28 февраля 2018 года — решение по контракту на транзит газа через территорию Украины. В связи с существенными процессуальными нарушениями, допущенными арбитрами в ходе арбитражных разбирательств, «Газпром» обратился в апелляционный суд округа Свеа с заявлениями об оспаривании и частичной отмене промежуточного решения по контакту на поставку, а также окончательных решений по контрактам на поставку и транзит.

«Газпром» в апреле направил в Арбитражный суд Стокгольма документы для расторжения контрактов на поставку и транзит газа с «Нафтогазом Украины», так как переговоры не принесли результата.

4 апреля истек срок для переговоров по контракту на поставку (30 дней с момента возникновения спора или разногласия), 19 апреля — по транзитному контракту (45 дней).

Глава правления «Газпрома» Алексей Миллер сообщал журналистам, что холдинг готов провести переговоры с «Нафтогазом Украины» о транзите после окончания текущего контракта, но Украина должна обосновать экономическую целесообразность. Он говорил, что «Газпром» может сохранить транзит газа через территорию Украины в объеме 10−15 млрд куб. м в год, если украинская сторона докажет экономическую целесообразность нового контракта.

Газовый спор

Между «Газпромом» и «Нафтогазом» действуют два контракта — о поставках газа на Украину и о его транзите через территорию республики в Европу. Оба были подписаны в 2009 году и действуют до конца 2019 года.

Однако с 2012 года «Нафтогаз» перестал полностью выбирать законтрактованный объем, а с ноября 2015 года Киев вообще не закупал российский газ, заменив его реверсным газом из Европы. «Газпром», в свою очередь, не прокачивал через Украину договоренный объем газа.

В 2014 году компании начали судебные разбирательства по обоим контрактам.

Решение по поставкам газа Стокгольмский арбитраж принял в декабре 2017 года. В частности, суд подтвердил долг «Нафтогаза» перед «Газпромом» за поставки газа в 2013—2014 годах — $2 млрд («Газпром» требовал взыскать $3,4 млрд), а также снизил обязательства «Нафтогаза» более чем в 10 раз (с 52 млрд куб. м до 5 млрд куб. м газа, минимально — 4 млрд куб. м) до истечения срока контракта.

В феврале 2018 года Стокгольмский суд вынес решение по транзитному договору, оставив прежними обязательства «Газпрома» (110 млрд куб. м в год). Российская компания также должна доплатить «Нафтогазу» $2,56 млрд за недопоставку объемов по транзиту.

В марте «Газпром» вернул «Нафтогазу» предоплату за мартовские поставки и уведомил украинскую компанию о начале процедуры расторжения контрактов. Процесс может занять 1,5−2 года.

Миллер заявлял, что суд, руководствуясь двойными стандартами, принял асимметричные решения, что существенно нарушило баланс интересов сторон по соглашениям.