Перспективы российской нефтяной индустрии в 2020 году. Год великого перелома

Нефть и Газ Статья
выбрано
energybase

В первом квартале 2020 г. произошла резкая смена глобальной конъюнктуры — значительное сокращение глобального спроса на фоне снижения экономической активности из-за резкого распространения COVID-19.

Разрыв сделки ОПЕК+ на фоне COVID-19 привел к падению цен на нефть до уровня 1999−2000 гг. Из-за этого большая часть российской добычи в апреле 2020 г. стала убыточной.

Ценовой крах и разбалансировка рынка потребовали экстренного заключения новой сделки. Россия взяла на себя основное бремя по стабилизации рынка. В результате добыча в РФ сократится на 50 млн т в 2020 г. до 511 млн т (-9% к 2019 г.).

Но даже с учетом новой сделки быстрого выхода из текущей ситуации не ожидается. Возможны несколько вариантов развития событий, но все они подразумевают существенный спад активности как минимум на ближайшие 3−6 месяцев. Основная неопределенность связана с динамикой глобального спроса, который будет определяться масштабом и глубиной распространения COVID-19.

Базовый прогноз цен на нефть, при условии спада пандемии в течение лета, на 2020 г. составляет $19/барр. североморской нефти во втором квартале и восстановление до $30/барр. — в конце года.

Для российских компаний и федерального бюджета это означает масштабные потери, которые лишь частично будут компенсированы девальвацией и ограниченным увеличением добычи:

  • Российский бюджет потеряет порядка $50 млрд, главным образом, за счет трехкратного падения поступлений от НДПИ на нефть.
  • Доходы компаний от экспорта нефти снизятся на 37%. Падение цен и увеличение скидок на Urals понизят чистый доход компаний от экспорта нефти с $15/барр. в 2019 г. до $9/барр. — в 2020 г.
  • Маржинальность переработки нефти резко снизится, и вероятно падение объемов переработки. Основным фактором станет резкое сокращение таможенной субсидии и выплат по обратному акцизу на нефть, в том числе из-за больших платежей по демпферу в пользу бюджета.

Впереди у российских компаний очень сложный период. Основным вызовом является сокращение глобального и внутреннего спроса.

В апреле экономика добычи Urals будет отрицательной, т.к. будет продолжать действовать повышенная ставка экспортной пошлины. В то же время маржинальность переработки будет еще на высоком уровне, в первую очередь, из-за глубокого дисконта на Urals и сильных крек-спредов на дизель и мазут.

Контанго и падение спроса уже ведет к масштабному накоплению запасов, как на терминалах и нефтебазах, так и в железнодорожных составах. Кроме того, ожидаемое с мая-июня ухудшение экономики переработки неминуемо приведет к существенному сокращению загрузки НПЗ, в том числе за счет планирующихся остановок на длительные ремонты.

Маржа переработки кратно снизится из-за резкого уменьшения таможенной субсидии и обратного акциза на нефть. Поэтому при длительном сохранении низких цен на нефть вероятны остановки отдельных НПЗ.

Конкуренция за объемы реализации топлива на АЗС в условиях существенного спада доходов населения и снижения оптовых цен может привести к заметному снижению розничных цен на топливо. Потенциал снижения цен на бензин АИ-92 свыше 1 руб./л

Среди краткосрочных возможных решений в переработке — оптимизация структуры выпуска путем сокращения производства керосина за счет разделения его на смежные фракции (нафту и дизельное топливо), а также сокращение выпуска бензина и увеличение экспорта нафты. Но все эти действия имеют ограниченный технический потенциал и экономическую эффективность. Кроме того, компании попытаются инициировать очередной пересмотр параметров демпфера.

Долгосрочными мерами по адаптации могут быть инвестиции в собственный сбыт и расширение розничного сегмента, эффективная модернизация и интеграция в нефтехимию, выпуск нишевых продуктов — битумное производство, масла, автогаз, а также развитие трейдинговых компетенций, в том числе переход на новые базисы торговли fca→cpt→fob→cif.

Подробнее и далее читайте в новом обзоре Argus. Скачать обзор