0

Россия нуждается в поддержке собственных разработок в области ветроэнергетики

Конкурентоспособные технологии в области ветроэнергетики могут появиться только из отечественных разработок, такое мнение высказала ТАСС заведующий лабораторией молекулярной кинетики Института теплофизики СО РАН Равель Шарафутдинов.

«Что касается зарубежных разработок, которые сейчас применяют, нужно не забывать простой принцип: никто не продает курицу, несущую золотые яйца. Да, нужно применять, да, нужно использовать опыт, но на этих плечах чужого обязательно нужно развивать свое — иначе мы будем догонять, но не сразу перегонять», — сказал собеседник агентства.

По данным ученого, ожидается, что к 2020 году весь мир будет производить от возобновляемых источников 39% энергии. Россия сейчас, по его оценке, производит около 1%. Шарафутдинов также отметил необходимость поддержки собственных технологий в этой области, которые есть в виде научных разработок, но плохо внедряются. По его мнению, нужно вкладывать усилия в то, чтобы выделять и продвигать отечественные разработки.

Самарский эксперимент

Одну из таких разработок — ветрогенераторы малой мощности — уже несколько лет ведут ученые Самарского государственного технического университета (СамГТУ). Как сообщили ТАСС в пресс-службе вуза, генератор рассчитан на работу при низких оборотах — токоотдача начинается уже при скорости ветра 3 м/сек. Мощность аппарата — от 500 Вт до 2 кВт, длина лопастей — 1,5−2,5 м, масса установки — порядка 200 кг.

Проект в настоящее время находится на стадии опытно-экспериментального производства. Разработчики не исключают, что к их проекту могут проявить интерес представители оборонного ведомства.

«Ветряные» регионы

Член комитета Госдумы по энергетике Виктор Зубарев, до недавнего времени в ранге вице-премьера правительства Красноярского края занимавшийся стратегией развития региона до 2030 года, считает, что ветроэнергетику логично развивать там, где расположены энерговетровые зоны. В Сибири это арктическое побережье, Алтай, Тува, Прибайкалье.

«Именно приморское расположение гарантирует успешное использование ВЭС (ветряных электростанций — прим. ТАСС), не случайно в нашей стране крупнейшие генераторы действуют в Республике Крым, Калининградской области и на Чукотке. Ветроэнергетика (как и солнечная) имеет все шансы „прижиться“ на территориях Крайнего Севера, где нет крупных энергосистем и крайне высоки затраты на обслуживание традиционных дизельных станций», — сказал депутат.

По его словам, в Красноярском крае наиболее приемлемы для работы «ветряков» такие территории, как запад края (например, Ачинск), крайний Север.

«В то же время ветрогенерация пока не позволяет постоянно обеспечивать энергопитанием сколь либо значительные массивы зданий или сооружений, что сдерживает ее распространение в крае. К тому же регион богат традиционными источниками энергии, причем относительно недорогими, которые пока являются более эффективными, нежели их альтернативные конкуренты», — отметил Зубарев.

Барьеры «зеленой» энергетики

Низкая степень локализации на рынке оборудования является сейчас одним из главных препятствий к развитию возобновляемой энергетики в России, считает заведующая лабораторией энергоснабжения децентрализованных потребителей Института систем энергетики СО РАН Ирина Иванова.

«Проблема импортозамещения в этой сфере стоит очень остро: в России работает только один завод по производству солнечных модулей, и ни одного — по производству ветряков малой и средней мощностей», — рассказала она ТАСС.

Кроме того, по мнению специалиста, владельцы альтернативных источников электроэнергии испытывают технологические проблемы с подключением к сетям и финансовые — в связи с долгой окупаемостью инвестиции. В последнем случае решением может стать использование механизма фиксированного тарифа, по примеру «РАО ЭС Востока» на территории Якутии.

В компании «Янтарьэнерго» ТАСС пояснили, что стоимость электроэнергии, полученной от альтернативных источников, на порядок выше, чем от традиционных источников. В свою очередь, член комитета Госдумы по энергетике Виктор Зубарев отметил, что себестоимость энергопитания одного домохозяйства, с использованием небольшой установки может достигать нескольких рублей за киловатт (на первом этапе эксплуатации — с учетом затрат на покупку, обслуживание, ремонт).

«Энергия крупных комплексов (ВЭС — прим. ТАСС), конечно, дешевле. Но пока она все же дороже, чем электроэнергия тех же ГЭС», — подчеркнул он.

В министерстве энергетики и ЖКХ Самарской области считают массовую ветрогенерацию дорогостоящей для потребителей по сравнению с использованием традиционных видов производства электроэнергии. «В регионе находятся крупные объекты электроэнергетики, в том числе Жигулевская ГЭС, поэтому в плане производства электроэнергии Самарская область является избыточной», — сообщили в пресс-службе ведомства.

Первый опыт

В 1997—2002 годах компанией «Янтарьэнерго» в районе поселка Куликово в Зеленоградском районе на балтийском побережье был реализован первый проект по развитию ветровой энергетики в области. Пять из 21 ветроустановок полностью остановлены и не подлежат восстановлению, пояснили в компании. Производство такого оборудования и комплектующих к нему прекращено, что вызывает проблемы с ремонтом.

В настоящее время в регионе реализуется новый проект по использованию энергии ветра. Для установки ВЭС выделен участок площадью 400 гектаров в Гурьевском районе области на берегу Калининградского залива. «Участок позволяет разместить не только замещаемую мощность Зеленоградской ВЭС, но и в последующем увеличить мощность ветропарка», — отметили в «Янтарьэнерго».

Незаменимые установки

Как отметил Зубарев, сегодня ВЭС в стране не так уж мало, но многие из них построены с использованием дорогостоящего импортного оборудования. К тому же ветровые генераторы часто требуют инвертора, аккумуляторов и дизель-генераторов, что значительно удорожает стоимость и эксплуатацию установки.

Так, жители поселка Онгурен на острове Ольхон на Байкале, где расположена единственная в Иркутской области альтернативная генерация, из-за аварии уже четыре месяца живут в режиме ограниченной подачи электроэнергии. Отремонтировать источник пока не удается из-за дороговизны оборудования, не имеющего отечественных аналогов, сообщил ТАСС мэр Ольхонского района Андрей Тыхеев. Кроме того, по мнению мэра, одним ремонтом на солнечно-ветровой станции Онгурена не обойтись — ее мощность необходимо увеличивать минимум в 4 раза.

Крупный проект, который планировали реализовать в Алтайском крае шесть лет назад, вообще не состоялся. Компания «Вентрус» (Москва) два года проводила изыскания и определила хороший ветропотенциал северо-западных районов края, но инвестор отказался реализовывать проект стоимостью 2,9 млрд рублей.

В управлении по промышленности и энергетике Алтайского края ТАСС пояснили, что в 2013 году вышло постановление правительства РФ, где были утверждены правила определения цены на мощность генераций на основе возобновляемых источников энергии в зависимости от степени локализации на территории РФ производства основного или вспомогательного генерирующего оборудования. «На тот момент компания при строительстве ветропарков планировала использовать только импортное оборудование. Этот фактор тогда и повлиял на отказ инвестора от реализации проекта», — уточнили в ведомстве.

В свою очередь, Зубарев считает, что для решения подобных проблем необходимы действенные программы импортозамещения в этой сфере, трансфер передовых технологий. Сильная зависимость даже крупных ВЭС от погодных условий требует создания больших резервных мощностей.

«Нужна подстраховка для того, чтобы обеспечить стабильность напряжения и частоту тока в сети. Для чего нужны значительные дополнительные инвестиции, возможно даже сопоставимые с затратами на строительство самой ВЭС», — подчеркнул депутат.

Солнечная Бурятия

Эксперты и власти Бурятии считают малоперспективным развитие ветрогенерации в республике, где в силу географического положения и климатических условий целесообразнее внедрять технологии солнечной энергетики. Об этом ТАСС рассказал первый заместитель министра по развитию транспорта, энергетики и дорожного хозяйства региона Алексей Назимов.

«На территории Бурятии есть места, где можно поставить ветряные установки — это может быть побережье Байкала, тайга, но там нет достаточного количества потребителей. А передача энергии от ветрогенераторов на большие расстояния неэффективна», — считает он. Вместе с тем первый замминистра отметил, что потенциал развития в республике ветряной энергетики мало изучен.

Назимов сообщил, что перспективным и эффективным направлением возобновляемых источников энергии для региона, где более 300 солнечных дней в году, является гелиоэнергетика. Уже весной 2017 года в Бичурском районе начнется монтаж солнечной электростанции (СЭС) компанией «Авелар солар текнолоджи», срок введения объекта в эксплуатацию — декабрь 2017 года. У компании есть планы по строительству еще одной СЭС в Селенгинском районе Бурятии, в перспективе также возведение в республике трех СЭС фирмой «Комплекс индустрия».

Проекты будущего

Несмотря на все сложности, проекты строительства ветропарков планируют реализовать сразу в нескольких регионах России. Компания «ВетроОГК» построит три ветропарка на Кубани и в Адыгее, сообщил ТАСС гендиректор «ОТЭК», управляющей компании «ВетроОГК» Александр Корчагин. Глава Адыгеи Аслан Тхакушинов сообщил корр. ТАСС, что ввод в 2018 году первого в республике ветропарка «Шовгеновский» позволит снизить дефицит энергосистемы в республике примерно на треть. Сейчас он покрывается за счет поставок электроэнергии из Краснодарского, Ставропольского краев, а также из Ростовской области.

Как сообщил ТАСС заместитель директора ГКУ Краснодарского края «Агентство по управлению объектами топливно-энергетического комплекса» Илья Жулябин, на сегодняшний день в регионе компаниями подготовлены к реализации инвестиционные проекты по строительству и эксплуатации более 10 ВЭС. По его словам, проекты реально реализовать в ближайшие 6 лет.

Чешская компания Falkon Capital планирует ввести в эксплуатацию 13 ветряных электростанций в Калмыкии до конца 2017 года. Это позволит практически полностью закрыть потребности в электроэнергии столицы республики Элисты, сообщил ТАСС председатель регионального правительства Игорь Зотов. На данный момент в Калмыкию электроэнергия поставляется из других регионов, при этом ветряной потенциал у республики один из самых больших в стране.

По данным управления по промышленности и энергетике Алтайского края, регион заинтересован в реализации инфраструктурных проектов с использованием альтернативных возобновляемых источников энергии (ВЭИ). На сегодня энергосистема Алтайского края обеспечивает регион электроэнергией лишь на 60−75%, а остальное край получает за счет перетоков электроэнергии и мощности по межсистемным ЛЭП из соседних регионов.

В Ростовской области также прорабатывается вопрос о возможном строительстве ветроэлектростанции мощностью 90 МВт, но пока нет ясности ни по срокам реализации этого проекта, ни по объему инвестиций.

В июле 2016 года «дочка» Росатома «Русатом — Международная Сеть» сообщила, что в ближайшие 4 года построит ветроэлектростанции в энергодефицитных регионах с богатым ветропотенциалом, в основном на юге: Республике Адыгея, Краснодарском крае, Ростовской области, Ставропольском крае и других. «Это около 17% всей мощности ветроэнергетики, планируемой к вводу в России до 2024 года», — сообщили в компании.

По оценкам специалистов, в Калининградской области возможно создание ветропарков суммарной мощностью до 300 МВт. В Ульяновской области реализуется проект компании Fortum, которая вложит 65 млн евро в ветропарк — объект планируют построить в 2017 году. Председатель правления компании «Роснано» Анатолий Чубайс 26 октября сообщил, что регион может стать лидером в ветроэнергетике в РФ.

Ранее Чубайс сообщал, что Роснано планирует создать два консорциума с российскими и международными инвесторами для реализации проектов по строительству в России ветрогенерации. По его словам, «Роснано» планирует вложить более 10 млрд рублей в проекты по развитию ветроэнергетики в РФ.


Нет комментариев.
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться