Глава IR департамента "Роснефти" в суде по делу Улюкаева сообщил подробности приватизации "Башнефти"

Директор департамента отношений с инвесторами «Роснефти» Андрей Баранов в качестве свидетеля рассказал ключевые события хода приватизации «Башнефти» на заседании Замоскворецкого суда Москвы, где сегодня продолжается рассмотрение дела бывшего главы Минэкономразвития РФ Алексея Улюкаева, обвиняемого в получении взятки в 2 млн долларов, передает корр. ТАСС из суда.

Баранов пояснил, что «Роснефть» изначально, после объявления о приватизации пакета акций «Башнефти», не планировала принимать участие в ней. Параллельно готовилась другая сделка по продаже акций уже самой «Роснефти» и по совету консультанта — банка «Интеза» — «Роснефть» приняла решение рассмотреть вопрос возможного участия в приватизации «Башнефти» для максимализации эффекта от продажи активов для государства.

По его словам, после получения письма, разосланного «ВТБ Капиталом» потенциальным инвесторам, «Роснефть» изучила вопрос и высказала свою заинтересованность в участии в сделке. Кроме того, отметил Баранов, компания подготовила письмо в адрес президента России с финансово-экономическим обоснованием сделки, с описанием почему «Роснефть» является «надлежащим и лучшим покупателем акций «Башнефти». «После этого мы подали формализованную заявку об интересе», — сообщил он.

В конце июля 2016 года об интересе к башкирскому активу было объявлено публично.

Противники сделки

Минэкономразвития РФ в августе 2016 года выступило против участия «Роснефти» в приватизации «Башнефти».

Баранов напомнил, что 4 августа 2016 года в Лаосе тогда глава МЭР Алексей Улюкаев публично заявил, что «Роснефть» не является надлежащим претендентом на пакет акций «Башнефти», так как фактически контролируется государством.

«Мы были обеспокоены, обескуражены (этим заявлением — прим. ред.), 5 августа мы направили письмо за подписью главы «Роснефти» [Игоря] Сечина в адрес Улюкаева, где мы пытались объяснить, что являемся надлежащим претендентом на акции «Башнефти, однако ответа на него не последовало. В этом письме мы провели достаточно глубокое сравнение финансовых показателей компаний, как связанных с государством, так и частных, показывая, что госкомпании могут функционировать намного эффективнее, чем прочие участники рынка. Дискриминация по владению не должна являться фактором недопуска к приватизационному процессу по «Башнефти», — отметил Баранов.

Отвечая на вопрос адвоката Улюкаева Тимофея Гриднева, получала ли «Роснефть» хоть раз какие-либо официальные запреты (на приватизацию «Башнефти — прим. ред.), Баранов сказал: «Мне об этом неизвестно». Он также сообщил, что не было и официальных ответов на письма компании о приостановке сделки по «Башнефти».

"На наши письма нечасто приходили ответы. Соответственно, никаких официальных запретов… Были просто официальные высказывания в прессе, которые тиражировались на лентах информагентств», — сказал представитель «Роснефти».

Менеджер отметил, что критическую позицию по покупке «Роснефтью» акций «Башнефти» озвучивало также Минэнерго РФ и иные члены правительства, при этом ему неизвестно, почему Улюкаев в начале сентября изменил свою позицию о недопустимости участия «Роснефти» в приватизации «Башнефти».

"Нет [не знаю]. Может быть, мы были очень убедительны в наших письмах», — сказал Баранов, отвечая на соответствующий вопрос.

В сентябре 2016 года, по словам Баранова, «на Дальнем Востоке перед ВЭФ прошло сообщение со ссылкой на министра экономического развития в СМИ о том, что «Роснефть» является надлежащим покупателем пакета акций компании и может быть допущена к приватизационной сделке». «Фактически позиция полностью поменялась. Но опять-таки мы ее знаем только из СМИ», — подчеркнул он.

Баранов осчитает, что позиция Улюкаева могла повлиять на приостановку процесса приватизации «Башнефти» в августе 2016 года. По его мнению, Улюкаев искал различные варианты исключить участие «Роснефти» в сделке.

Показания на основании СМИ

Адвокаты бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева, обвиняемого в получении взятки, обратили в суде внимание на то, что показания свидетеля гособвинения в основном основаны на сообщениях СМИ.

«Восемьдесят процентов информации были получены из СМИ. Он все узнал из СМИ, а не являлся очевидцем событий, о которых вам сказал», — заметила адвокат Улюкаева Лариса Каштанова после того, как в Замоскворецском суде дал показания директор департамента отношений с инвесторами компании «Роснефть» Андрей Баранов.

Он, в свою очередь, пояснил, отвечая на уточняющий вопрос обвинения, что между «Роснефтью» и Министерством экономического развития практически отсутствовала обратная связь.

«Это не совсем нормальная ситуация. Когда ты отправляешь письмо, есть обязательство тебе через какой-то срок ответить, разъяснить позицию», — сказал Баранов. На вопрос, известно ли ему, почему отсутствовала обратная связь, директор департамента «Роснефти» ответил отрицательно.